Citatica - цитаты, афоризмы, пословицы - Включи JavaScript

Loading

вторник, 22 мая 2012 г.

Литературный квартал. Выпуск от 28 марта (о благозвучности речи)

Здравствуйте! Публикую стенограмму передачи "Литературный квартал. Выпуск от 28 марта" (о благозвучности речи). Участники: Елена Рысина - ведущая; кратко - ЕР; Екатерина Юрьевна Коробкова - преподаватель Уральского государственного технического университета (УПИ), кратко - ЕЮК.

Передача посвяшена благозвучности речи. На примере национальных географических названий (топонимов), произведений прозы и поэзии приводятся факторы, которые делают звучание речи гармоничным или неблагозвучным. Показано, что восприятие звучания зависит от особенностей языков. То, что красиво в одном языке, на другом звучит резко и отталкивающе. Например, слова на абхазо-адыгских языках, финском звучат нетрадиционно для русского языка. И здесь влияют такие особенности, как использование в языке сонорных согласных ("л", "м", "н", "р", "й"), определенных сочетаний согласных и гласных, наличие так называемого зияния (при наличии трех гласных подряд), избытка шипящих и свистящих звуков ("ш", "с",..), частоты повторения одних и тех же звуков (например, "ч"), длина слов в предложении (желательно чередование длинных и коротких), стилистические особенности (некоторые слова используюся в научной речи - это термины, другие - в публицистической, в художественной). Оказывается, что для русского языка считаются неприятными слова с избытком звуков "ф", "х", "ш". Сочетания звуков позволяют читающему воспринимать звукообразы, которые хотел передать писатель; и здесь приводятся примеры из Гоголя, Гончарова, критических статей Горького и Чехова. Тексты, составленные только из коротких, односложных, слов, используются для создания юмористического эффекта. А некоторые слова из других языков в русском языке с течением времени менялись на более благозвучные варианты ("Иоанн" - "Иван", уже без зияния). Ну, наконец, в передаче обсуждается неблагозвучность многих современных аббревиатур, из которых раньше даже составляли личные имена ("Даздраперма").



Источник видео: http://www.youtube.com/watch?v=STQzMaZmySg

ЕР Сегодня мы предлагаем поговорить о благозвучности речи. Каждый, наверняка, ловил себя на мысли, заслышав чужую иностранную речь, нравится она или нет. Хочется ли ее слушать, наслаждаться ей, ласкает ли она слух, или, наоборот, звуки резкие, острые, шипящие и царапающие, кажутся грозными и даже агрессивными. Поэтому мы, русские, определенно, можем решить для себя, какие языки, на наш взгляд, кажутся благозвучными, а какие - нет. Но в этом случае всегда необходимо помнить, что у каждого языка есть свои особенности.

ЕЮК У каждого языка - своя фонетика, и поэтому понятие "благозвучие" будет различаться, например, у русских, у финнов, у представителей самых разных.., у носителей самых разных языков. Ну, благозвучие можно определить как наиболее совершенное, с точки зрения говорящих на данном языке, удобное для произношения, приятное для слуха сочетание звуков. Ну, например, допустим, такое четверостишие лермонтовское, как:

Русалка плыла по реке голубой,
Озаряема полной луной;
И старалась она доплеснуть до луны
Серебристую пену волны.

- это пример благозвучной речи. Давайте разберем, почему. Дело в том, что здесь много таких звуков, как "р", "л". Они называются в русском языке сонорными. Сонорные - это такие согласные... Я перечислю их. Напомню - это, в общем-то, из школьного курса известно всем нам: "л", "м", "н", "р", "й" ("и краткий") - это те звуки, которые называются сонорными. Это звонкие, не имеющие пары, звуки, которые называются так потому, что "sonore" по-итальянски - это "петь". Мы можем их протянуть: "ллл", "ммм"... Они красивы, они приятны для слуха, они благозвучны. Вот именно поэтому такие звуки считаются наиболее красивыми в русском языке. О некрасивых мы поговорим с вами чуть позже, и почему они считаются некрасивыми. Вот поэтому такое сочетание звуков, поэтому, допустим, такое четверостишие Михаила Юрьевича Лермонтова будет считаться для нас благозвучным.

ЕР Блестящим примером благозвучия за счет сонорных согласных является необыкновенно мелодичная, поэтичная и просто красивая скороговорка:

На мели мы лениво ловили налима
И меняли налима мы вам на линя.
О любви не меня ли вы мило молили
И в туманы лимана манили меня.

ЕЮК А вот, допустим, нетипичные для русского языка сочетания будут несколько мешать нашему слуху, будут его царапать, и поэтому мы скажем, что это не слишком благозвучное сочетание или, по крайней мере, достаточно непривычное. Ну, например, такие слова из самых разных языков: и европейских, и неевропейских, - как "Beatles", "Хиджра", там, "Куусела" (финская фамилия), они будут для нас несколько странны. Почему? Потому, что в одних случаях мы имеем дело с непривычными для русского уха сочетаниями согласных - ну, например, "тлз". "Тлс", если быть точным, потому что "з" в слове "Beatles" на конце оглушается. "Джр" - да? Вот. И, допустим, мы видим такое явление, как зияние. Во многих финских, венгерских словах. Там... Уже еще раз приведу пример. В качестве примера - фамилия "Куусела". То есть вот это вот сочетание "аа", "уу", которое характерно для данного языка, нашему слуху непривычно.

ЕР Вспомните, как интересно бывает в путешествиях по другим странам, республикам или даже просто по каким-то удаленным, затерявшимся уголкам страны и мира, проезжая, на ходу ловить незнакомые, странные, трудночитаемые названия рек, городов и поселков. В Финляндии это бесконечные протяжные гласные: "Кеуруу", "Раахе". На южном побережье Кавказа - абхазское "Пцырсха", "Мцеста". В горах Адыгеи названия рек - "Хаджох", "Гош", а самих гор - "Фишт", "Аштен", "Чугуш", "Пшекиш", "Тхач". Все это для нашего уха непривычно. Но значит ли это, что и неблагозвучно? Скорее, есть в этом своя притягательность, загадочность, неповторимость этих названий.

ЕЮК Допустим, вот неблагозвучной будет такая строка: "Вдруг взгрустнулось другу: вскоре снова встретит он врага". Ну, я думаю, вы понимаете, что ее и произнести-то сложно, да? Вот это вот: "вдруг взгрустнулось". А, самое главное, что мы здесь видим: мы видим здесь сочетание не слишком приятное для уха и, самое главное, несколько согласных подряд. Что же считается естественным для русского языка, какое сочетание согласных? Ну, не более двух подряд. Мы видим это в таких словах, как "друг", "брат". В принципе, их может быть и три. Например, "взрыв", "строй". Но это уже, считается, для русского фонетического строя максимальное. Затем... В русских словах мы практически не видим зияния. Вот как раз-таки в сочетании нескольких согласных подряд... Ну, допустим, возьмем такое сложное слово, как "радиоузел". Мы видим здесь зияние. Ну, сложному слову это простительно, поскольку слово "радио" иноязычное, и здесь происходит столкновение трех согласных: "иоу". Вот. Хотя, простительно... не простительно, но, тем не менее, не очень привычно звучит.

ЕР Существует мнение, что, чем больше в речи гласных, тем она благозвучнее. Но это неверно. Благозвучие как раз и возникает из правильного соотношения в тексте гласных и согласных. В русской речи гласные, в среднем, составляют 42%, согласные - 54%, а звук "й" - 4%. Гласные порождают благозвучие только в сочетании с согласными. Еще Ломоносов в качестве примера плохой звуковой организации речи приводил фразу: "Плакать жалостно о отшествии искреннего своего друга". Неблагозвучие этого предложения породило зияние - скопление гласных.

ЕЮК И очень интересная вещь. Вообще, русский язык, когда осваивает иностранные слова и, допустим, имена собственные, он старается от этого зияния избавиться. Ну, например, имя "Иоанн", где мы видим с вами зияние (три согласных подряд), приобретает в русском языке постепенно такое звучание, как "Иван". "Феодор" превращается в "Фёдора". Или, допустим, французское слово "бивуак", которое входит в наш язык в 18-19 веке, что означает: лагерь разбивается где-то, военный лагерь, - и вот приобретает постепенно у русских классиков такую огласовку, как "бивак". Ну, сегодня мы это слово не произносим, поэтому, в общем-то, сегодня трудно говорить о том, как оно бы звучало. Просто-напросто оно не употребляется. Ну, вот такая тенденция есть.

ЕР Понятие благозвучия связано также с эстетической оценкой звуков речи. Еще в эпоху античной древности считали неприятным, неблагозвучным звуком "сигму". Повторение этого согласного в речи не поощрялось. Поэтому древние поэты старались не употреблять слов с "сигмой". Эмоциональное отношение к звукам речи свойственно и русским поэтам, стремившимся к сладкогласию, красоте звучания речи. "Что за "ы", что за "ща", "щи", "щи", "при", "ры"? О, варвары!" - восклицал Батюшков. В новую, советскую эпоху Маяковский, выступая против гладкосочинительства, защищал резкие, грубые звуки. "Есть еще хорошие буквы - Р, Ш, Щ!" В этой полемике получила отражение различная эстетическая оценка звуков.

ЕЮК Нельзя, конечно, говорить, что все слова в языке подчиняются законам благозвучия. Это не так. Дело в том, что есть слова, которые звучат очень непривычно, режуще, и мы с вами будем говорить об этом. А эта особенность используется в художественной речи. Ну, допустим, возьмем такие слова, как "встрепенуться", "споткнуться", "вдрызг", "измызганный". Мы слышим там сочетания, которые создают определенный звукообраз. На примере этих слов несложно догадаться вообще, что такое звукообраз. А вот, допустим, мы видим, мы слышим слово "хрыч", "мямля", "тюхтя". Да? "Какой ты тюхтя! Какой ты мямля!" Мало того, что у этого слова есть определенное лексическое значение, но мы чувствуем, что за ним стоит определенный образ. То есть "мямля" не может быть человеком храбрым, отважным, смекалистым. Это вот что-то такое мямлящее, одним словом, да? "Тюхтя" - это так и видится человек, который ничего не может сделать, которого все пинают, обижают, и так далее, и тому подобное. То же самое мы видим и с теми примерами, которые я только что привела. Допустим, "споткнуться": в этом слове так и слышится препятствие, которое хочется преодолеть. Поэтому иногда сочетания согласных, которые несколько режут слух и звучат неблагозвучно, - они как раз-таки очень хорошо используются языком. И, наоборот, как раз-таки, возможно, и слова такие создаются именно для того, чтобы передать подобное действие. "Замызганный" - в этом слове мы слышим, мы чувствуем такой образ чисто фонетически, который не может обозначать что-то приятное, хорошее, замечательное. Вот и, соответственно, лексическое значение этого слова точно так же... такое же.

ЕР Пользуясь приемами звукообраза, многие писатели создают характер своего героя. Вот, например, гоголевский Акакий Акакиевич Башмачкин. В самой его фамилии уже заложена некая неуклюжесть, неуверенность, слабость, никчемность. И как описывает его Гоголь?

"Итак, в одном департаменте служил один чиновник; чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным... (...) Фамилия чиновника была Башмачкин." Уже по самому имени видно, что когда-то произошла она от башмака; но когда, в какое время и каким образом произошла она от башмака, ничего этого не известно.

ЕР А вот другой пример, кардинально противоположный предыдущему. Герой романа Гончарова Штольц, друг Обломова. Немецкая фамилия персонажа - Штольц - звучит утверждающе, властно. Чувствуется, что он человек сильный, он победитель, он уверен в себе, решителен, целеустремлен. В подобных же красках рисует его портрет и писатель.

"Он служил, вышел в отставку, занялся своими делами и в самом деле нажил дом и деньги... (...) Он беспрестанно в движении: понадобится обществу послать в Бельгию или Англию агента — посылают его; нужно написать какой-нибудь проект или приспособить новую идею к делу — выбирают его... (...) Он весь составлен из костей, мускулов и нервов, как кровная английская лошадь. Он худощав; щек у него почти вовсе нет, то есть есть кость да мускул, но ни признака жирной округлости; цвет лица ровный, смугловатый и никакого румянца... (...) Он шел твердо, бодро... (...) Если он сидел, то сидел покойно, если же действовал, то употреблял столько мимики, сколько было нужно."

ЕР Как видим, писатели очень умело пользуются звукообразами и создают замечательные типы и характеры. Ну почему же мы должны обращать внимание на благозвучие даже в повседневной речи?

ЕЮК ***** есть звуки, приятные слуху. Ну, в русском языке это сонорные. Есть звуки неприятные. В этом, конечно, есть доля субъективизма, да? Кому-то будет нравиться одно имя, и он выберет его для своего ребенка, а кому-то это имя категорически не нравится. Откуда это берется? Почему так? Сложно сказать. Разумеется, тут есть момент субъективизма. Тем не менее, ученые отмечают, что есть определенные объективные тенденции, когда при опросе, при полевом исследовании носители языка русского утверждают, что такие звуки, как "ф", "х", "ш", неприятны. Ну, эти моменты еще могут быть связаны с нашей генетической памятью человеческой. Почему для того, чтобы изобразить опасность или, например, хитрого, неприятного человека, мы используем и поэты используют в своих произведениях не только, допустим, образ коварного змея, но еще и шипящие, свистящие. Да потому, что на каком-то генетическом уровне мы с вами воспринимаем свистящие звуки как опасность. Именно поэтому слова, содержащие их, вызывают у нас неприятные ощущения, буквально "мороз по коже" нас продирает. И, в общем-то, поэты этим умело пользуются. Ну, в этом смысле, конечно, очень неоднозначен звук "р". С одной стороны, он сонорный, а, с другой стороны, он напоминает нам о рычании диких животных. Поэтому и в поэзии его можно использовать как знак опасности, как знак, допустим, как чего-то страшного и грозящего нам.

ЕР Нарушение благозвучия нередко создается стечением шипящих и свистящих звуков. В литературе известен случай, когда в ответе одному рабкору Горький писал: "Русский язык достаточно богат, но у него есть свои недостатки. И один из них - щипящие звукосочетания: "вши", "вша", "вшу", "ща", "щей". На первой странице вашего рассказа "вши" ползают в большом количестве: "прибывший", "проработавший", "говоривших". Вполне можно обойтись и без насекомых". Прочитав рукопись рассказа другого писателя, критик Горький писал автору: "А за слогосочетаниями вы совершенно не следите: "вшихся", "вшимися" очень часты у вас. Все эти "вши" и "щи", и прочие свистящие и шипящие надобно понемножку вытравлять из языка. Но, во всяком случае, надобно стараться избегать их по возможности. "Слезящийся и трясущийся протоиерей", - разве это хорошо, метко?"

ЕЮК На благозвучие оказывает влияние частота употребления звуков одинаковых. Ну, например, во фразе: "часто часть посещают члены семей солдат", - мы чувствуем что-то не то. За счет чего? За счет того, что несколько слов начинаются на один и тот же звук - на звук "ч". Вот подобные вещи считаются недопустимыми. И в письменной речи... А ведь письменная речь, в принципе, читается, во-первых, нами внутренне, все равно мы ее так или иначе проговариваем; а, во-вторых, в общем-то, наверное, любой текст может быть прочитан, и это станет слышно. Вот, например, подобная вещь требует правки. То есть когда слова во фразе.., слишком много слов скапливается, начинающихся на одну и ту же букву. Ну, мы знаем, что есть такая игра очень забавная, когда людям предлагается составить рассказ, где все слова начинаются на одну и ту же букву, на один и тот же звук. Однако, когда это не игра, когда это текст, не рассчитанный на комический эффект, не рассчитанный на языковую игру, конечно, это становится излишним.

ЕР Особенно нежелательно повторение некрасивых звуков: шипящих и свистящих. Когда-то Чехов писал по поводу заглавия статьи "Очерки санитарной статистики": "Оно немножко длинно и немножко неблагозвучно, так как содержит много "с" и много "т"", - предлагая автору назвать это сочинение как-нибудь попроще.

ЕЮК Или, например, в "Предисловии к..." И дальше идет название статьи: "к критике политической экономии". Когда мы произнесем эту фразу: "в "Предисловии к критике политической экономии"", - у нас, разумеется, получается один звук "к". Но, тем не менее, на письме это будет три буквы "к". Да? "К" - предлог, затем второй предлог пойдет - название статьи, и, наконец, слово "критика" начинается с буквы "к". Конечно, это тоже недопустимо, и подобных сочетаний рекомендуется избегать. Вот. Ну, вообще, скопление в предложении одинаковых согласных или согласных подобных, похожих друг на друга, считается нарушающим благозвучие явлением.

ЕР На благозвучие огромное влияние оказывает длина слова, преобладание в тексте коротких или длинных слов. Речь благозвучна, если многосложные слова чередуются с короткими.

ЕЮК Длина слова. Длина слова очень важна, и здесь точно так же все зависит от того, к чему привык данный язык. Ну, если вы возьмете русские слова, то вы увидите, что они не слишком длинные. Да? В основном это двух-трехсложные слова. Два-три слога. И, разумеется, что, если мы насытим свою речь такими словами, то у нас возникнет впечатление барабанного боя. Ну, например: "Сад был пуст, стар, гол. Он был забыт." То есть фраза получается слишком рубленой, хотя в этом тоже может быть, допустим, свой умысел. Да? Она может быть специально так построена для того, чтобы произвести неприятное впечатление, чтобы она била по нашим барабанным перепонкам, и у нас бы возникало ощущение чего-то заброшенного, забытого - следовательно, неприятного, того, что стоит устранить.

ЕР Нормы средней длины слова меняются в различных стилях речи. Так, в научной работе возможно употребление многосоставных слов-терминов, которые в художественном тексте покажутся неуместными. В официально-деловом стиле закрепилось много длинных слов, которые никогда не употребит поэт. Писатели обычно не одобряют такие некрасивые слова. Интересно вспомнить чеховскую оценку одного из новых длинных слов. В письме к Немировичу-Данченко Чехов иронизировал: ""Художественный театр" - это хорошее название, так бы и оставить следовало. А "художественно-общедоступный" - это нехорошо звучит, как-то трехполенно", - выразился Чехов.

ЕЮК Конечно же, стоит соблюдать меру. И так получается в естественной речи, что двух-трехсложные слова чередуются с более длинными. Что тогда получается? тогда ударения (ударные слоги) мы слышим не слишком часто, а именно это и важно для благозвучности речи. Но, тем не менее, как мы уже говорили, для языковой игры как раз-таки могут использоваться специально подобранные слова - например, односложные. Вот я вам прочитаю такой рассказик про жука и дрозда, который специально построен так для того, чтобы просто-напросто посмешить нас. Ну, взят он из такой рубрики, которая когда-то была в газете, в "Литературной газете", - "Кабачок "13 стульев"". Это была последняя страница "Литературной газеты", где печатались вот такие вот замечательные юморески. Вот послушайте. Называется "Жизнь жука. Роман в стихах".

"Глава первая. Жил-был жук. Жук был мал. Он грыз бук. Пил, ел, спал. Бук был тверд. Жук был горд. Он грыз год. Он грыз ход.
Глава вторая. Жил-был дрозд. Дрозд был мал. Дрозд был прост: пил, ел, спал. Скок да скок. Тук да тук. Вдруг глядь вбок: луг, там бук."
И, наконец, "Глава третья, заключительная. Жук был горд. Жук стер пот. Он, как торт, съел свой ход. И, пыль сдув, лег спать. Вдруг вход в лез клюв. Жил-был жук."

ЕЮК То есть посмотрите. Мало того, что это совершенно осмысленный рассказ с печальным концом. Да? При этом мы видим, что это просто замечательно с точки зрения эстетической. Автор подобрал односложные слова. Получилось просто-напросто красиво. То есть это вот одна из функций речи - эстетическая, когда красота построения фразы не то, чтобы затмевает смысл, но является весьма самодостаточной и для нас является очень-очень важной.

ЕР Но иногда стремление поэтов к выразительности художественной речи подсказывает им такую фонетическую организацию стиха, которая далека от напевного, гармонического звучания. Еще Радищев писал: "стих "во свет рабства тьму претвори" очень туг и труден для изречения. Согласен, хотя иные почитали сей стих удачным, находя в негладкости стиха изобразительное выражение трудности самого действия".

ЕЮК Такая наболевшая тема - неблагозвучность аббревиатур. В одной из передач мы уже говорили об этом, но, к сожалению, эта тема не только не устаревает, но, наоборот, с годами становится все более и более актуальной. Ну, вообще, аббревиатур очень много смешных, шкодных. В свое время это замечательно высмеяли Стругацкие в романе "Понедельник начинается в субботу", где, как вы помните, было "НИИ ЧАВО", да? То есть "научно-исследовательский институт чародейства и волшебства". Вот. И номго было и в советские времена, и в наше время есть, аббревиатур либо неблагозвучных, либо просто-напросто смешных. Ну, например, там, напоминающих имена собственные. Допустим, одно время была аббревиатура, потом она была устранена по понятным причинам: "ИВАН" - "Институт востоковедения Академии Наук". Вот. Там, прибор пож названием "АИСТ", который расшифровывается так, что к птице не имеет никакого отношения. Ну, что касается сегодняшнего дня... Реформа образования, о которой очень много говорят, как раз породила подобные аббревиатуры. То есть люди поколения старшего и среднего учились в простеньких заведениях под названием "средняя школа". Сегодня это называется гораздо более устрашающе, а именно - "МОУ СОШ", то есть "муниципальное образовательное учреждение средняя образовательная школа". Ну, "МОУ СОШ" не слишком красиво звучит. Или, например, высшее учебное заведение, которое называется еще более громко: "ГОУ ВПО", а именно "государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования". Возьмем названия экзаменов, которые сегодня сдают наши дети: "ЕГЭ", "ГИА", да? То есть мы видим, что утешительных тенденций здесь мало. И давайте уже разберем эти аббревиатуры с точки зрения неблагозвучности. Вы видите в них именно то, о чем мы с вами говорили, - зияние. Обилие гласных, в то время как стандартный, наиболее привычный русскому уху слог - это гласный плюс согласный. Ну, например, "мама". Вот. Или там согласный плюс гласный, то есть в обратном порядке. Но зияние, и, самое главное, мы видим в этих аббревиатурах, допустим, шипящие ("МОУ СОШ"), или "ЕГЭ". Позволю себе в данном случае такую фривольность, когда о ЕГЭ только-только говорили, когда его еще не внедрили, то иначе как "яга" его в кругах школьных преподавателей не называли. но сами виноваты те, кто придумал эту аббревиатуру, потому что, если она напоминает какое-то смешное существительное, то, значит, не надо было подобную аббревиатуру придумывать.

ЕР В русском языке первые аббревиатуры возникли еще до революции. Вначале они вводились осторожно, не оличались особенно неблагозвучными сочетаниями гласных и согласных. "Лензолото", "Продуголь", "Рускабель", "РОПИТ" ("Русское общество пароходства и торговли") и другие. Но постепенно они начинают так вживаться в язык, как не успели оглянуться - и люди стали называть своих детей не именами из святцев, а неуклюжими, корявыми, откровенно уродливыми, зачастую носящими политический оттенок аббревиатурами. Все эти Даздрапермы ("Да здравствует Первое Мая!"), Вилены ("Владимир Ильич Ленин"), Марлены ("Маркс и Ленин"), Урюрвкосы ("Ура! Юра в Космосе") больно и печально вспоминать.

ЕЮК Все, конечно, очень субъективно, потому что для кого-то аббревиатура "СССР" является поводом для ностальгии, для гордости, и она кажется ему вполне красивой и эстетичной, а вот Анна Ахматова своей подруге-чешке писала: "Была страна по имени Россия. Все ее любили. Как я могу любить то, чтоназывается транным сочетанием "СССР"?" Поэтому, видите, все, очень многое зависит еще, конечно, и от субъективного, индивидуального восприятия.

ЕР В одной из наших следующих передач мы продолжим говорить о благозвучии речи И затронем интересное явление звукописи. на сегодня наша программа подошла к концу. Я желаю вам всем самого доброго, и до новой встречи на следующей неделе. Досвидания.

2 комментария: